Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № № 5 (924)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
История
603 0 (Комментариев)

ГЕНРИХ ОСИПОВИЧ ГРАФТИО: СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ. Часть 3

К 150-летию со дня рождения Г.О. Графтио, главного инженера Волховской ГЭС

(Продолжаем рассказывать о судьбе Генриха Осиповича Графтио. Начало можно прочитать на нашем чайте: Часть 1, Часть 2)

Генрих Графтио – студент «Путейского» института

В начале отметим: главные преимущества нового «Положения об Институте», по сравнению с положением 1864 года, заключались в следующем:

1. Изменился порядок пополнения профессорско-преподавательского состава. Для готовившихся к преподавательской деятельности, учреждались две особые стипендии по 1200 рублей.

2. Окончившие институт, получали диплом Инженера путей сообщения, а не гражданского инженера, как было до 1890 г. Это более точно определяло как направление программ и учебных курсов, так и положение инженеров путей сообщения среди других инженеров.

3. Увеличилась штатная зарплата преподавателя с 102.426 до 117.680 рублей.

4. Повышалась годовая плата за обучение в институте с 50 до 100 рублей.

5. Учебному персоналу Института предоставлялись более широкие пенсионные права.

6. Предпринятые с 1883 года новации в ведении учебного процесса выразились в следующих мероприятиях.

Во-первых, с 1883 по 1890 годы были пересмотрены программы преподавания дополнительных предметов: геологии, электротехники, политической экономии и фотографии. Большое внимание уделялось графическим занятиям и составлению проектов.

Во-вторых, устраивались публичные чтения по инженерным предметам, как силами учебного персонала Института, так и инженерами-практиками. Выступления печатались в Сборнике

Института, что способствовало обогащению инженерной литературы.

В-третьих, для того, чтобы молодые преподаватели могли заявить о себе в инженерной науке, выпускался Сборник материалов для институтских курсов. В 1884 – 1892 годы было напечатано 22 тома. Кроме того, издавались «Руководства» по различным предметам.

В-четвёртых, для повышения квалификации молодые преподаватели ежегодно командировались в разные регионы России и за границу.

7. В связи с открытием первых двух курсов число желающих поступить в Институт было значительным. В 1890 году поступило 936 прошений, в 1891 – 474 и в 1892 – около 400. Институт мог принимать и более 400 человек, но это затруднило бы контроль знаний и особенно срочных практических занятий студентов (графических, лабораторных и геодезических). Трудности преодолевались приглашением дополнительных преподавателей. Расходы на их оплату выделялись из специальных средств Института.

8. В 1892 году, в год поступления Г. Графтио, на пяти курсах Института обучалось 377 студентов, в том числе, на выпускном курсе – 44. За 1883 – 1892 годы из Института было выпущено 580 инженеров, то есть в среднем – 58 человек в год. После выпуска все они получали места в казённой или частной службе (т.е. было гарантированное трудоустройство – Н.К.).

Таким образом, Генрих поступил в Институт, где царила творческая атмосфера, которая не могла не повлиять на будущих молодых инженеров.

Следующий изученный нами архивный документ – список студентов, поступивших в Институт вместе с Генрихом Графтио. Этот источник открыл новые интересные подробности.

Оказалось, что вместе с ним учились многие известные нам личности: будущий соавтор проекта Волховской ГЭС, инженер Евгений Палицын; соавтор Г.О. Графтио по многим публикациям Сергей Шулленбург; советский учёный в области сварки и мостостроения, академик, Герой Социалистического труда Евгений Патон; знаменитый учёный в области мостостроения, академик АН СССР, профессор Григорий Передерий.

Кроме того, вместе с Г. Графтио учились товарищи по Ришельевской гимназии и Новороссийскому университету в Одессе. Это – отдельная история, требующая дальнейшего исследования.

Расписание занятий в Институте было продуманным. Начинались они в 9.00 часов, затем следовал обед с 13.00 до 14.00. Последние занятия проходили с 14.00 до 16.30. Причём, с утра студенты получали теоретические знания, после обеда на практических занятиях закрепляли умения и оттачивали навыки. Студенты занимались физическими измерениями, рисованием, черчением; выполняли упражнения по различным предметам; работали в механической мастерской; трудились над проектами. (Загруженность студентов самостоятельной работой, как сейчас говорят, проектной деятельностью, вероятно, одна из причин единичных случаев появления в институтской среде радикально и революционно настроенных студентов – Н.С.).

Студент Генрих Графтио сразу со всей серьёзностью погрузился в учёбу. Из отчёта о посещении Института студентами 2 курса в 1892 – 1893 учебном году видно, что пропуски занятий у него были минимальные. Так, с 17 сентября по 17 ноября 1892 года пропущено всего 6 часов, а во втором полугодии – ни одного пропуска.

Отметим характерную особенность, что и у большинства студентов также были незначительные пропуски занятий, особенно во втором полугодии. Возможно, это объяснялось и приближавшейся экзаменационной сессией и распределением на летнюю практику.

Главные направления в подготовке будущих инженеров железнодорожного транспорта помог выделить тщательный анализ учебного плана и расписания занятий в течение учебного года.

На первом курсе пристальное внимание уделялось общенаучным дисциплинам: математике (преподаватель Д.А. Граве) и химии (Д.П. Коновалов). Один раз в неделю читались физика, статика, политическая экономия и статистика и другие. Начался курс начертательной геометрии, который продолжался и на втором курсе. Один час в неделю читался курс богословия на первом и втором курсах. Иностранные языки (2 часа в неделю) изучались только на первом курсе.

(Пока остаётся неясным, как Г. Графтио смог в совершенстве овладеть пятью иностранными языками: английским, немецким, французским, итальянским и шведским? Очевидно, это результат упорного самостоятельного труда в гимназии, Новороссийском университете, Петербургском институте и большой языковой практики в заграничных поездках).

На втором курсе, кроме математики (К.А. Поссе) и технической физики, появились новые предметы: графическая статика, аналитическая химия, инженерное черчение (А.А. Докушевский), теоретическая механика (Д.К. Бобылев), техническая химия и технология строительных материалов (А.Р. Шуляченко), геодезия (Н.А. Богуславский), геология, минералогия и физическая география (И.В. Мушкетов), законоведение (Н.С. Бакшеев).

На третьем году обучения начиналось чтение спецкурсов по гидравлике (Ф.Е. Максименко), строительной механике (Н.А. Белелюбский), паровым машинам (А.А. Брандт), графической статике, архитектуре (Д.Д. Соколов), отоплению и вентиляции (С.П. Кондратьев), электротехнике (Г.К. Мерчинг, профессор, разработал программу спецкурса «Электротехника и передача работы на расстояние» на 4 курсе. Это он выступил против Г. Графтио, защищавшего свой проект Волховской ГЭС.).

На четвёртом курсе главное внимание уделялось путям сообщения: железным дорогам (Я.Н. Гордиенко), внутренним водяным сообщениям (Ф.Г. Зброжек), обыкновенным дорогам (М.А. Ляхницкий). Кроме того, читались лекции по портовым сооружениям (А.Г. Нюберг), мостам (Л.Ф. Николаи), подъёмным машинам и паровозам (А.Д. Романов), подвижному составу и тяге (К.И. Шестаков), гидравлическим машинам (Ф.Е. Максименко), осушению и орошению (Н.И. Вознесенский), водоснабжению и водостокам (Ф.Е. Максименко, В.Е. Тимонов) и т.д.

На протяжении всего периода обучения проводились разные практические занятия по рисованию; геометрическому, топографическому, инженерному, архитектурному черчению и др. Большое внимание уделялось физическим измерениям, упражнениям по прикладной механике, аналитической химии и технологии строительных материалов, занятиям в механической мастерской. На втором курсе начинались и затем продолжались с нарастающим объёмом на третьем и четвёртом курсах занятия и упражнения по строительному искусству, которые вёл профессор В.И. Курдюмов.

На пятом выпускном курсе всё внимание уделялось составлению проектов, как итогов всего периода обучения; подтверждению полученных знаний, умений и навыков; проверке уровня самостоятельного инженерного мышления. Занимались по вторникам, четвергам и субботам (весь день), по понедельникам, средам, пятницам (с 11 до 16.30).

Читались теоретические курсы: эксплуатация железных дорог (В.А. Иванов), проектирование железных дорог (Я.Н. Гордиенко), приложение теории упругости (С.К. Куницкий), пути сообщения, как элемент Государственного хозяйства (П.И. Георгиевский), бухгалтерия и техническая отчётность (Ф.Г. Зброжек).

Таким образом, анализ учебного плана, расписания занятий показал, что в результате изучения многих естественнонаучных дисциплин, а также различных лабораторных занятий выпускник института получал глубокие энциклопедические знания, практические навыки и был готов к инженерной деятельности и не только в области железнодорожного транспорта.

В 90-е годы в учебных планах Института большое место занимали предметы, связанные с гидротехническим строительством. Впервые было начато чтение курса «Электротехника и телеграфы» с разделом о применении электроэнергии на магистральном и городском транспорте.

Генрих Графтио увлёкся идеей электрических железных дорог. Всё свободное время он проводил на трассах железных дорог и реках. Закономерно, что один из его дипломных проектов посвящён электрификации железных дорог. Гидроэнергетика в те годы интересовала его как средство повышения эффективности работы железных и водных дорог, а также городского транспорта (в том числе трамвайного движения).

В институте прививались необходимые инженеру навыки во время учебного года и в период летней практики. От студентов, прошедших практику, требовались письменные отчёты с чертежами и фотографиями. (Наконец, нашёлся ответ на вопрос о причине появления многочисленных фотографий Волховстроя. Кроме шведских фотографов, была и другая причина. Благодаря тому, что будущих инженеров обучали фотоделу, мы теперь имеем возможность изучать снимки строительства Волховской ГЭС, как важного вторичного источника – Н.К.).

Лучшие из студенческих отчётов печатались для всеобщего обозрения. Именно во время летней практики Генрих Графтио осознал значение российских рек как неисчерпаемого источника дешёвой электрической энергии.

19 мая 1893 года Совет Института рассмотрел прошения некоторых студентов 1-3 курсов о единовременных пособиях для геодезической практики или геологической экскурсии летом 1893 года. Вынесено решение: назначить студентам 2 курса, в том числе, Г. Графтио, единовременное пособие по 15 рублей.

Уже во время первой практики Генрих проявил добросовестное отношение к порученному делу. Сохранился отзыв главного инженера и начальника техотдела службы пути и зданий Юго-Западных железных дорог от 22 сентября 1893 года. В нём удостоверяется, что студент Генрих Графтио в течение трёх летних месяцев 1893 года на практических занятиях по ремонту каменных труб свои обязанности «исполнял со знанием дела и отличным усердием».

Такое отношение к летней практике и тщательное оформление её результатов отмечалось у него и в последующие годы учёбы, что постоянно поощрялось. Например, 24 и 26 мая 1895 года. Совет Института заслушал отзывы профессоров об отчётах студентов о летних практических занятиях. Было решено: выдать отличившимся студентам, в том числе, Генриху Графтио, премии книгами или деньгами на сумму 25 рублей каждому за представленные отчёты.

Таким образом, у будущего инженера формировались качества, в полной мере проявившиеся в зрелые годы, в том числе, на строительстве Волховской и Нижнесвирской ГЭС.

С каждым годом Г. Графтио достигал новых успехов в учёбе. На заседании Совета института 22 мая 1893 года был рассмотрен список студентов 2 курса с годовыми итогами и результатами переходных экзаменов на 3 курс. По итогам экзаменов Генрих был третьим студентом 2 курса со средним баллом 4,88.

Интересен факт из истории высшей школы России: оказывается, студентов оставляли на второй год. Так, например, по решению Совета Института от 24 и 26 мая 1895 года из 92 студентов переведены на 5 курс - 65, допущены к переэкзаменовкам осенью - 19, допущен к переэкзаменовке осенью с условием, что в случае неудачи будет уволен - 1, уволен из института - 1, на второй год оставлены 6 человек.

Директор Института выступил с предложением: студентов, оставленных на второй год, увольнять из института. Если они изъявляли желание продолжить учебу, то должны были вновь поступать в институт на общих основаниях.

Таким образом, укреплялась учебная дисциплина, создавалась здоровая конкуренция. Для вновь поступающих был шанс по результатам вступительных экзаменов занять вакантное место.

Отец Генриха Графтио умер в 1885 году. Для продолжения учёбы и помощи матери необходима была материальная поддержка. Успешная учёба позволяла получать заслуженные пособия, премии. В институте существовала стипендия «в память в Бозе почившего Государя Императора Александра II». Согласно правилам, утверждённым 18 августа 1883 года, она выдавалась сыновьям или родственникам лиц, служивших в Обществе Юго-Западных дорог, и назначалась Комитетом пенсионной кассы этого общества. Совет Института 18 ноября 1893 года рассмотрел прошения студентов о назначении им этой стипендии.

Такое прошение подал и студент третьего курса Генрих Графтио. Он мог рассчитывать на эту стипендию, так как его покойный отец ранее работал, а дядя служил в Обществе по устройству дальнодействующих стрелок и семафоров. Совет Института сделал соответствующий запрос о назначении стипендии студенту Г. Графтио в Правление Общества Юго-Западных железных дорог.

Можно привести и другой пример. На заседании Совета Института от 10 февраля 1894 года инспектор института Ф.Е. Максименко доложил о том, что 27 студентов подали прошение о назначении им пособий. Было решено выдать из специальных средств института по 25 рублей 16 студентам, подавшим прошения и действительно в них нуждавшихся.

Среди них был и студент Генрих Графтио. Небольшой доход он получал от издания скрупулёзно записанных конспектов лекций. Так, в 1896 году Генрих издал конспект лекций курса механики, прочитанных профессором Новороссийского университета В.Н. Лигиным.

Но Генриху важно было доказать своим добросовестным учебным трудом, что он достоин постоянной стипендии. На заседаниях Совета Института от 19, 20 и 27 октября 1894 года были заслушаны прошения студентов 3 – 5 курсов о назначении им стипендий. После рассмотрения прошений и приложенных к ним свидетельств, удостоверяющих «недостаточность средств просителей, и принимая во внимание их успехи и поведение», было принято решение: с 1 ноября 1894 года назначить казённую стипендию нескольким студентам, в том числе, студенту 4 курса Генриху Графтио.

На основании § 11 «Положения об Институте» студенты, пользующиеся казёнными стипендиями, обязывались «государственною службою по полтора года за каждый год получения стипендии в том случае, если при самом окончании этими стипендиатами курса в институте им будет заявлено, что правительство встречает надобность воспользоваться их техническими познаниями». После ознакомления с этим Положением Генрих Графтио подтвердил своё согласие подписью в документе.

Для студента важно уметь самостоятельно работать с учебниками, учебными пособиями, научными изданиями. Этими необходимыми для творческого человека навыками Генрих овладевал, работая в библиотеках Петербурга. Для волховских студентов познавательно сравнить требования работы в современных библиотеках с правилами конца XIX века.

Правила, по которым студенты Института инженеров путей сообщения могли пользоваться библиотекой Института, были утверждены министром МПС 15 марта 1866 года. Библиотека работала ежедневно с 10 до 15 часов, кроме воскресенья и праздничных дней. Употребление чернил или туши для выполнения выписок, при копировании чертежей, использования циркуля не допускалось. Желающий работать с книгой представлял библиотекарю заявку с обозначением заглавия требуемой книги и на том языке, на каком она издана, с подписью инспектора или его напарника.

Заказанный экземпляр выдавался не позже, как через сутки после предъявления заявки, если он находился в наличии. При выдаче книги заявка оставалась у библиотекаря и возвращалась читателю по возвращении книги. В случае занятости книги в заявке читателя указывалась причина её невыдачи. Одновременно выдавалось не более трёх томов. В полученные экземпляры студент вкладывал ярлыки со своим именем.

Литература хранилась в особом шкафу, ключ от которого находился у библиотечного сторожа. Из этого шкафа книги можно было брать в любое время работы библиотеки. Взятые для чтения тома запрещалось выносить из помещения библиотеки. Если книга из шкафа не была востребована в течение двух недель, она возвращалась в библиотеку. За нарушение правил библиотеки студентам запрещалось пользоваться ею.

Уже в студенческие годы Генрих начал собирать личную библиотеку. Он покупал не только необходимые для учёбы книги, но и другую литературу, позволяющую углублённо изучать интересующий вопрос.

Н.С. КАРЕЛИН,
историк

Продолжение следует

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: