Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № № 5 (924)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
История
903 0 (Комментариев)

Генрих Осипович Графтио: страницы жизни. Супруги Антонина и Генрих Графтио. Часть 6

К 150-летию со дня рождения Г.О. Графтио,
Главного инженера Волховской ГЭС

(Продолжаем рассказывать о судьбе Генриха Осиповича Графтио. Начало можно прочитать на нашем чайте: Часть 1Часть 2Часть 3Часть 4, Часть 5)

Часть 2. Жена, друг и личный секретарь

Мужчина находитправильную цель в жизни,
а женщина – мужчину с правильной целью.

Супруги Антонина и Генрих Графтио

Однажды Антонина Адамовна повстречала интересного и волевого Генриха Графтио.

Как пишет Захар Дичаров, лично знавший Г. Графтио, произошло это в «Путейском институте» в студенческий праздник: Татьянин день. Веселились, танцевали. Ближе к полуночи вместе с друзьями на тройках помчались на острова, на природу.

Завязались тёплые дружеские отношения: прогулки по Елагину острову, шуршащие осенние листья в парках, искристый снег на Николу-зимнего, Крещение и… первые ласковые слова (он – «кареглазка», «малышка», «птичинка», она – «мой слоник») и откровенные разговоры обо всём под переливающимся всеми цветами радуги полярным сиянием. Казалось: вся Вселенная для них, весь мир на ладони, и они, несмотря на частые командировки Генриха… на расстоянии мысли. Мужчина испытывает душевный подъём и прилив энергии, когда чувствует себя нужным, востребованным. И мужчина помогал Любимой Женщине учиться, заниматься самообразованием, а значит, двигаться вместе по жизни.

Казалось естественным, что их отношения перерастут в нечто большее.

Но жизнь приготовила им трудное испытание в лице друга Генриха Графтио Николая. Статный, высокий, несколько брутальной внешности, живой характер, балагур, душа компании, любимец

женщин. Как говорится: худший враг, это бывший друг: он же знает о тебе практически всё.

После очередной командировки по изучению потенциальной энергии рек и возможности строительства ГЭС, Генрих, желая услышать причины холодной встречи, услышал поспешные холодные объяснения: «В жизни кто-то любит, а кто-то позволяет любить», «Ты же понимаешь, что я могла полюбить и другого мужчину», «Мы найдём для тебя достойную жену», и, наконец, банальное – «Останемся друзьями». Это была серьёзная психологическая травма. Думал: забудется, отболит. Но время не лечит. Оно лишь сглаживает боль, оставляя в душе кровоточащие рубцы. Оставалась одно проверенное временем средство: полное погружение в любимую работу. А Любовь осталась. Внезапные воспоминания захватывали, заполняя сознание в минуты отдыха, и во сне.

А друг однажды, несмотря на двух сыновей, запил, завёл интрижку с гувернанткой, развёлся. А верный и, по-прежнему, любящий Генрих был рядом. Помогал. Советовал. Согревал заботой.

И, наконец, через долгие годы, в 1910 году, Генрих и Антонина обвенчались во Владимирском соборе.

Жена обрела уверенность. Время показало, что первоначальное чувство не угасло. И теперь они вместе. Как оказалось, навсегда, до последних своих дней жизни. Жили они почти всю жизнь по одному адресу: Петербург – Петроград – Ленинград, Петроградская сторона, Александровский проспект (пр. Добролюбова), д. 15, кв. 3. Однако очень часто находились в поездках: то на стройках, то в различных командировках, в том числе, за границей.

Когда в январе 1921 году Г.О. Графтио был назначен Главным инженером Волховского строительства, Антонина Адамовна не могла оставаться в петербургском доме. Она устроилась на работу сначала личным секретарём заместителя Главного инженера (с 1 декабря 1921 г.), затем – сотрудником для поручений при заместителе Главного инженера С.И. Строеве (22 мая 1922 г.) и, наконец, приказом по строительству с 21 июня 1922 г. переведена на должность личного секретаря Главного инженера. Жили супруги в двухэтажном доме на левом берегу Волхова (ныне «Дом Графтио», Музей истории города Волхова).

Однако мы ошибаемся, если думаем, что ей, как жене и личному секретарю Главного инженера Г.О. Графтио, было многое позволено. Генрих Осипович был очень щепетилен в таких вопросах. Чтобы избежать всяких кривотолков, в день принятия Антонины Адамовны на работу он издаёт приказ № 137 от 21 июня 1922 г., согласно которому она состояла в должности «БЕЗ ОКЛАДА И ПАЙКА».

По должности личному секретарю предоставлялось «право пользования автомобилем строительства для разъездов по делам службы». Удостоверение, подтверждающее это право, ежегодно продлевалось, что свидетельствовало не только о строгом отношении к использованию автомашины, но и о строгом отношении к ней без оглядки на родственные связи.

В марте 1921 г., когда Г.О. Графтио был арестован Петроградским Губ. Чека, Антонина Адамовна быстро направилась на Московский вокзал и через проводника поезда передала письмо Г.М. Кржижановскому. А тот, в свою очередь, сообщил об аресте Генриха Осиповича председателю Совнаркома В.И. Ульянову (Ленину), который отправил соответствующую телеграмму Ф.Э. Дзержинскому. Всё это, конечно, способствовало быстрому решению вопроса и освобождению Главного инженера Волховстроя.

Антонина Графтио помогала Генриху Осиповичу не только координировать работу, содержать в порядке деловую документацию, но и сопровождала его в ответственных поездках, в том числе, за границу. Несколько раз она была с ним в Швеции. В связи с этим интересен один документ, характеризующий отношение власти к выезжающим за рубеж вообще и к старым буржуазным специалистам, в частности.

Так случилось, что у А.А. Графтио не было родственников (или она осмелилась не указать их в анкетах) ни в РСФСР, ни за границей. А уезжали-то в Швецию с деловой поездкой муж и жена. А вдруг не вернутся?

В связи с этим, видимо, и появляется следующий любопытный документ, обнаруженный в государственном архиве С.-Петербурга:

«Копия.

Рекомендация.

Мы, нижеподписавшиеся, члены РКП(б), рекомендуем Личного Секретаря Главного Инженера Волховского Строительства Г.О. Графтио Антонину Адамовну Графтио как вполне заслуживающую доверия на заграничную командировку в Швецию для сопровождения Главного Инженера, выезжающего по делам заграничных заказов Волховстроя, и принимаем на себя ответственность за своевременное возвращение в СССР.

Члены РКП Ленинградской Организации Влад. Джикия № п/б 79709, А.И. Барт № п/б 80678.

Собственноручность подписи т.т. В.Г. Джикия и А.И. Барт удостоверяю.

От орг. Коллектива Упр. Волховстроя П. Кутузов

21/VII – 24 г.»

Стокгольм, Швеция. По следам Г.О. Графтио (фото автора)

И всё же напряжённая «кочевая» жизнь взяла свою дань. У Антонины Адамовны и до революции были проблемы со здоровьем. В связи с этим она несколько раз была в Германии на знаменитом бальнеологическом курорте в Бад-Вильдунген (близ г. Кассель, земли Гессен). Но переезды, нервное напряжение, сырой климат привели к необходимости хирургической операции в августе 1923 года.

А после Волховстроя был не менее напряжённый Свирьстрой. Война застала Г.О. Графтио в Ташкенте, куда он выезжал инспектировать вновь введённые в строй ГЭС. 20 сентября 1941 года последовало распоряжение Ленгорисполкома (за подписью Н.М. Шверника) Управлению сберкасс о выделении средств для эвакуации в Ташкент семьи академика Г.О. Графтио.

Характерный для любящего мужчины факт: среди многочисленной личной библиотеки Г. Графтио встречается сельскохозяйственная литература, приобретённая в годы войны в Средней Азии и перевезённая в Ленинград. Основательно проработаны разделы о почвах, удобрениях, овощах, фруктах и т. д. Возможные причины: после операции у жены был особый режим питания, а также, надо было самостоятельно преодолевать продовольственные трудности в голодные военные и послевоенные годы.

После Великой Отечественной войны – вновь напряжённая работа по восстановлению разрушенных ГЭС. И снова новые стройки. Неутомимый Г.О. Графтио работал до последних дней своей жизни.

И везде рядом с ним – любящая и заботливая Антонина Адамовна. Особенно незаменима она была, когда у мужа стало отказывать зрение. А хотелось ему сделать ещё очень многое!

Смерть Генриха Осиповича была для неё большим потрясением. Вся жизнь в работе. Всю жизнь вместе. И вдруг – пустота! Она нашла силы и не сломалась. Продолжала движение одна, стремясь успеть осуществить задуманное. Позаботилась о месте захоронения мужа, об установке памятника. Мечтала сделать в своей квартире мемориальный музей Г.О. Графтио. Пыталась привести в порядок большой личный архив мужа, ведя переговоры с государственными архивами и музеями. Где не успевала сама – помогали ученики Генриха Осиповича.

«Дом Графтио» - Музей истории г. Волхова. Фото автора

Так в заботах о научном наследии мужа она и ушла из жизни в 1957 году. По её просьбе, похоронена с единственным и на всю жизнь любимым мужчиной. Вспомним надпись на её надгробной плите «НАКОНЕЦ-ТО МЫ РЯДОМ…». Теперь уже… навечно вместе!

…Периодически стал накрапывать дождь. Помянув проживших долгую жизнь в любви и ставших близкими мне людей, направился в обратный путь. Зашёл в Никольскую церковь. В главной части храма шла Божественная Литургия. Поставив свечу за упокой Души супругов, помолившись, вышел из храма успокоенный и просветлённый.

Обратная дорога в Волхов в грязной, холодной и неуютной электричке 90-х годов уже не казалась такой изнурительно долгой. В памяти всё время всплывала атмосфера кладбища: тишина, несуетность посетителей, атмосфера Вечности. И вспомнилась библейская истина из Екклезиаста: «Суета сует – всё суета!» (Еккл. 1:2). В душе становилось ясно: мы будем приходить туда, к тем, кто стали нам близкими и более понятными. Будем рассказывать о них – патриотах своей Родины, любивших её до конца дней своих и отдавших ей всю свою жизнь без остатка. На таких Личностях держалась и держится Россия!

Николай КАРЕЛИН, историк
Продолжение следует

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: